"Кладоискатель" Шрекера

★★★☆☆
F.Schreker, "Der Schatzgräber"
Первая постановка: 1920, Франкфурт
Продолжительность: 2ч 25м
Либретто на немецком языке написано самим композитором

Джованни Кариани, "Лютнист", ок.1515
© Rama / Wikimedia Сommons / Cc-by-sa-2.0-fr

Королева теряет волшебные драгоценности, а вместе с ними — молодость, и король зовет на помощь знаменитого менестреля, чья лютня, как говорят, умеет находить спрятанные под землей сокровища

При жизни композитора эта опера была поставлена более 300 раз, не иначе как на волне успеха его предыдущего сочинения, "Отмеченных". Правда, по сравнению с такой сильной и концептуальной вещью, как "Отмеченные", "Кладоискатель" кажется беспомощной ерундой. От эффектного декадентского веризма "Отмеченных" не осталось и следа. Вместо этого, усиливается влияние Вагнера, ощутимое даже в сюжете: ну зачем писать еще одну оперу про омолаживающее волшебное сокровище, когда уже есть "Золото Рейна"? Да вдобавок еще и делать героя исступленно-одержимым менестрелем, откровенно списанным с Тангейзера? Тягаться с Вагнером по части либретто — дело неблагодарное, вот и у Шрекера не получилось. Для волшебной сказки собственно волшебства в сюжете удивительно мало, зато много путаных мелодраматических интриг в стиле Гюго, и эти интриги кажутся в декорациях символистской сказки абсолютно чуждыми и нелепыми. Если у действия и есть какой-то второй план, разглядеть его непросто. Сочувствовать главному герою тоже непросто, так как мотивации его крайне неясны, и потому он кажется невменяемым истероидом. Конфликтов почти нет, напряжения хронически не хватает, антагонист всего один: эпизодический и лишь пунктиром намеченный персонаж. Его вполне достаточно, чтобы насытить энергией лучшие фрагменты оперы: концовку первого и все второе действие. На этом, увы, весь драматизм заканчивается, и зрителя ожидает вяловатая лирическая тягомотина, опять же, заметно вагнеризованная.

Это не значит, что опера совсем уж ужасна. Колоритна и забавна трагикомедийная партия шута, звучание оркестра насыщенно, полнокровно и эмоционально, а лучшие моменты срежиссированны с выверенностью хорошего триллера, но, опять же, абсолютно на вагнеровский манер: все эти беспокойно мечущиеся скрипично-виолончельные волны, зловещие затихания звука, энергетические взрывы, мерно отбивающие шаги неотвратимой судьбы ударные... К сожалению, вся вторая половина оперы откровенно вяловата: неоправданно затянутый любовный дуэт грешит цитатами из "Тристана", сцена во дворце раздроблена на череду невнятных эпизодов, а финал является лишь унылой затянутой прелюдией к более или менее удачному монологу главного героя. Скучновато, бледновато, и совершенно непохоже на автора "Отмеченных", которому и темперамента, и образности, и таланта хватало с избытком.

Неизвестный голландский художник (возможно - Якоб Корнелис ван Остзанен), "Шут", ок.1500
Wikimedia Сommons / Public Domain


Исполнения:
(Josef Protschka - Elis, Gabriele Schnaut - Els, Peter Haage - Der Narr, Harald Stamm - Der Konig, Heinz Kruse - Albi, Hans Helm - Der Vogt - дир. Gerd Albrecht, реж. Gunter Kramer, Гамбургская опера, 1989)
★★★☆☆

Спектакль Гамбургской оперы 1989 года идеальным не назовешь. Вагнеровская и поствагнеровская музыкальная драма прямо-таки требует не просто хорошего, а гениального исполнения, иначе эффекта сострадания к героям просто не возникает. Увы, исполнители на сей раз не настолько сильны, чтобы вытащить на себе проседающую порой музыку. Габриеле Шнаут, несмотря на мощь голоса и мастерское умение притушить громкость звука, не хватило вокальной и сценической харизмы, ее персонаж попросту лишен необходимой привлекательности. Йозеф Прошка пел очень неровно. В лучшие моменты его светлого окраса голос звучал трогательно, ярко, осмысленно и музыкально, но вышел он откровенно нераспетым, а в третьем и четвертом действии его голос как-то одеревенел и закрылся, хотя концовку он исполнил вновь очень хорошо. Персонажи второго плана спеты неплохо, но без сверхъестественного блеска. Постановка переносит действие в эпоху написания оперы, подводя все происходящее под унылые стандарты современной оперной режиссуры. Есть пара интересных эффектов, есть даже и понимание музыки, но изначальная сказочная основа, и без того недостаточно развитая в музыке, в такой интерпретации исчезает вовсе. Так что не исключено, что в другом исполнении и постановке эта опера может предстать совсем в ином, куда более выигрышном свете.

Комментариев нет:

Отправка комментария