"Дева озера" Россини

★★★★☆
G.Rossini, "La donna del lago"
Либретто на итальянском языке,
Андреа Леоне Тоттола по поэме Вальтера Скотта (1810)
Первая постановка: 1819, Неаполь
Продолжительность: 2ч 40м

Остров Эллен на озере Лох-Катрин, фотография 1890-х
Wikimedia Сommons / Public Domain

Шотландский король заинтригован загадочной женщиной, которая живет вблизи озера Лох-Катрин.

Если вы знакомы с артурианским циклом легенд, название этой оперы может сбить вас с толку. Нет, короля Артура вы тут не найдете — Россини как обычно чужд фантастике, а опера основана на ранней поэме Вальтера Скотта о борьбе короля Шотландии Якова V (отца Марии Стюарт) с горными кланами, не признающими его власти. "Дева озера" — далеко не худшая опера Россини, ее яркая, взволнованно-романтическая музыка, в которой нередки быстрые темпы и масштабные нарастания наподобие знаменитых россиниевских увертюр, возбуждает воображение именно своей непосредственностью и вдохновенностью — а оттого кажется уже однозначно принадлежащей эпохе новой, романтической оперы. Это еще одна россиниевская опера, построенная на противостоянии двух теноров, но по сравнению с "Эрмионой" "Дева озера" кажется куда более лирической и светлой. 

Самая значительная сцена оперы — финал первого акта, в котором горцы клянутся сражаться за свободу родины до последней капли крови. Эта сцена — прямой предок подобных же эпизодов из россиниевского "Вильгельма Телля" и более поздних опер Беллини и Верди, но сцена клятвы в "Деве озера" построена ничуть не менее темпераментно и масштабно: чередующиеся хоры и ансамблевые сцены здесь создают живую, развернутую и впечатляющую своим размахом картину готовящегося к бою войска, доказывающую, что Россини можно считать одним из родоначальников "большой оперы" — ведь это было еще до подобных же милитаристских сцен из "Крестоносца в Египте" Мейербера и "Храмовника и еврейки" Маршнера.

К сожалению, в отличие от "Вильгельма Телля", опера внятно не объясняет зрителю, кто же такие горцы и за что они борются, поэтому сочувствия к ним как-то не возникает, тем более что в либретто основной акцент делается на любовно-мелодраматические переживания героев и потому саму борьбу горцев воспринимаешь лишь как некий политический фон. А развязка "Девы озера" и вовсе разочаровывает: драматический потенциал истории явно недореализован, самые интересные события происходят за кадром, а пение все чаще уступает место безликому речитативу. Тем не менее, даже несмотря на всегдашнюю россиниевскую небрежность и неровность, эта опера является одной из самых примечательных в творчестве Россини, и прежде всего — потому, что под постбарочными витиеватостями здесь явственней всего проступает взволнованный и рваный романтический рисунок в духе Делакруа, вполне соответствующий по настроению поэме Вальтера Скотта, а значит — и вправду романтический.

Фолклендский дворец, 1501-1541
© Kim Traynor / Wikimedia Сommons / CC-BY-SA-3.0

Исполнения:

(Elena - June Anderson, Malcolm - Martine Dupuy, Uberto - Rockwell Blake, Rodrigo di Dhu - Chris Merritt, Douglas d'Angus - Giorgio Surjan - дир. Riccardo Muti, пост. Werner Herzog, Teatro alla Scala, Милан, 1992)
★★★★☆

Рикардо Мути снова становится главным героем записи, оркестр играет свежо и непосредственно, при этом срежиссированность эффектов и выверенность темпов просто потрясающая — редкая оперная запись, в которой порой начинаешь вздрагивать, как в хорошем триллере. Джун Андерсон почти безупречна, ей как нигде удается вложить в колоратурные партии смысл и искренность, переживания такой героини не могут не тронуть — и это при том, что все виртуозности исполнены почти идеально и с легкостью, а диапазон голоса просто впечатляет. Трудно придраться и к задорному и свежему исполнению меццо-сопрановой партии Малькольма Мартиной Дюпуи. С тенорами как обычно сложнее, но Роквелл Блейк в россиниевских партиях куда приемлемей, чем в донницеттиевских, и демонстрирует гибкость голоса, разнообразие интонаций и понимание музыки — хотя порой его странноватый тембр и слегка верещащая манера пения все же начинает раздражать. Тем не менее, это одна из лучших записей Блейка, в которой в нужные моменты он даже сподвигся достаточно убедительно изобразить героизм, что для россиниевского тенора — большое достижение. Крис Меррит, к сожалению, убедителен исключительно в тех моментах, которые требуют напряжения голоса и форсировки звука, все остальное время он испытывает явные проблемы с владением голосом — хотя исправно берет верхние ноты. Бас Джорджо Сурьян откровенно не в форме и "выпадает" из музыки — впрочем, партия у него небольшая, а массовых сценах он свою роль исполняет исправно. Добротная постановка Вернера Херцога вполне уверенно выдерживает стиль "средневековая Шотландия глазами романтиков", хотя она выдержана в излишне темной гамме и слишком уж статична. В целом же создается впечатление, что этим спектаклем Мути поставил целью доказать всему человечеству, что Россини — истинно романтический композитор, и вполне успешно добился поставленной цели.

Комментариев нет:

Отправка комментария